ЗАВТРА

Вся наша деятельность так или иначе посвящена созданию Большого стиля. Здесь амбиции вполне уместны. Большой стиль был, есть и будет, но на какое-то время он исчез из поля зрения — пришла необходимость нового его проявления.
В искусстве сейчас, как никогда, важны дисциплина и ответственность. В течение всего XX века формировалось новое явление культуры, которое под разными именами — авангард, футуризм, концептуализм, постмодернизм — противостояло традиционным искусствам. Стихийные разрушители — адепты контркультуры — добивались снятия последних запретов, издевались над чувствами верующих и интеллигенции — они творили зло.
И вот случилось невозможное: носители извращенной идеологии пришли к власти. Реалистическое искусство в России объявили реакционным, тоталитарным, мракобесным.
Сегодняшнее мнимое многообразие художественных форм — результат потери курса, карты, компаса, полюса. Для нас совершенно очевидно существование одной Единственной системы. Иное дело, невозможно в сегодняшнем мире полностью соответствовать канону, но стремление к нему дает энергию, уверенность в завтрашнем дне. Процветание Государства Российского неминуемо связано с торжеством классицизма. Классицизм — искусство Солнца, искусство созидания и полноты, искусство нашей Победы. С одной стороны, эта система взглядов и воплощений, понятная каждому, не нуждающаяся в комментариях; с другой — это аристократическое антибуржуазное явление, в котором можно найти сегодня боевые наступательные свойства. Не умиротворение и конформизм, а атакующий героический военный стиль.
Что же касается нашей сверхзадачи, то это просто озарение. В сегодняшних СМИ какие угодно "образы Родины", в основном негативные. Мы решили создать банк данных, собрать в сетях рабочий архив "Абсолютная Родина" и отдать его людям.
И оба альбома замышлялись как папка в помощь агитатору. В каком-то смысле — это набор плакатов, которые могут быть использованы в неожиданных ситуациях — от несанкционированного митинга до кабинета президента. Это своего рода художественное оружие.
В проекте мы предложили 3-ю столицу России, находящуюся в геометрическом центре Российской Империи. Это новая, интеллектуальная столица, в которой были бы представлены сооружения всех евразийских традиционных конфессий. Мы разработали 24 монумента для этой серии. Пока удалось реализовать шесть. Также мы показали идеального человека, который мог бы жить в этом городе. Миф, утопия, их овеществление — вот что заявлено в проекте "Новоновосибирск". Проект "Полюс" — более детальная разработка этих идей. Скоро выйдет 2-й "Полюс" на русском, китайском и фарси.
Когда мы выставляли первый раз "ново" в Большом Манеже, реакция публики была очень хорошей, многие фотографировались на фоне "Аполлона на Оби". Наше творчество носит консервативно-революционный характер.

За исключением питерской "Новой академии изящных искусств" Тимура Новикова, по большому счету союзников у нас нет. Я с уважением отношусь к деятельности Глазунова на посту ректора Академии живописи, зодчества и ваяния.
Академия не имеет аналогов в мире, в чем я имел несчастье убедиться. Иное дело, что его воспитанники никак не реагируют на вызовы современности. Получается самозамкнутая система, не связанная с реальностью. Хотя ценность усилий Глазунова по сохранению "золотого фонда" нашей традиции бесспорна.

На территории современного искусства наш проект — это провокация как таковая, но мы не концентрируемся на провокациях.
Артпровокаторы моментально адаптируются шоу-бизнесом и становятся достоянием системы. А вот попытка серьезного сообщения неприемлема. Доходит до прямых запрещений, до "отлучения" от современного искусства. Либеральная цензура не менее свирепа, чем любая другая. Она по виду мягка, но способна лишить художника главного — возможности заявить. На Западе существуют такие ниши, которые поддерживаются так или иначе фондами, либеральная идеология предусматривает уголки для буйства, более того, эти буяны получают бесконечные гранты. Надо ли говорить, что они не имеют никакого социального веса, резонанса. Они, собственно, деньги и получают за то, чтобы о них никто не узнал. Такая система договоренностей, при которой все понимают друг друга и с кукишем в кармане прекрасно существуют.
Что же касается непосредственно современных художников — то, как правило, равномерно неинтересно. Когда я оказался на выпускной выставке Парижской Академии художеств, то в первый момент действительно решил, что не успели убрать залы до прихода зрителей от мусора. Выпускники подготовили бесчисленные коробки, обмотанные скотчем, стопки оргалита, булыжники, обвязанные веревкой. Тот же нехитрый набор я наблюдал и в Мюнхенской Академии. На сегодняшний день эти Академии больше всего похожи на угрюмые сквоты. Я не вижу смысла в такой деятельности. Бесконечная самопорождающая система, чьим родовым признаком является плоскость, горизонталь, отсутствие третьего измерения. Это производство форм из форм. Такое искусство не вдохновляет "ни на жизнь, ни на смерть, ни на несколько строк". А подобные деятели в России еще менее интересны. В неразберихе последних лет их объявили новым словом, на деле же это слово страшно устаревшее. За бесконечной актуализацией теряется вертикаль, духовный вектор. Пройдет совсем немного времени и то, что казалось авангардным, будет выглядеть наивным. А по тому какое влияние — посредством ангажированных СМИ — оказывает на общество эта группа граждан, подобная деятельность носит разрушительный, катастрофический характер. "Новая академия" издала манифест, разоблачающий актуалистов как тоталитарную секту. Кстати, и по времени совпадают появление в нашей стране американских, корейских и прочих сект и расцвет актуализма.
Главное отличие — наше творчество жизнеутвержающе, мы утверждаем чаемый идеал. Сейчас нужны сверхусилия. Я надеюсь, что наше движение будет шириться. И числом сторонников, и убедительностью результата. Время сейчас такое: убедил — не убедил. Если убедил, значит прав.

Алексей Беляев-Гинтовт.