АЛЕКСАНДР ДУГИН: "ЛЮДИ ДЛИННОЙ ВОЛИ"

Люди длинной воли – это те, кто заблудился, и ищет выхода. Они царапаются о скорлупы изнутри, прорывают ходы, отчаянно и злобно смотрят в черное небо, ощерив пасть через левое плечо. Их вой мы слышим тогда, когда тишина затапливает наши уши горькой патокой, а глаза выключаются из розетки… Люди длинной воли – такой длинной, что у нее нет больше измерения. Их объятия как садовый секатор – из них никто никогда не выходил цельным, со всеми изначально имевшимися конечностями.

Кто забросил их сюда и откуда, мы не знаем. Они идут «белой дорогой», в которой едва ли есть начало и конец, и каждая точка которой – всегда только середина пути.

Они исповедуют доктрину политического безумия, в котором кровавые барсы пожирают маленьких вертящихся огненных червей, дарующих прохладу и комфорт, и чернящих души заправской солдатской ваксой – бедные барсы, они не знают, что дни их сочтены, и на смену им шагают какие-то новые существа, чтобы занять их место, и также нежиться в залитой светом тысячи ламп потерянной на границе последней земли берлоге.

Политическое безумие – это последнее прибежище негодяев, так как люди длинной воли не имеют мужества быть добрыми, их большие дела питают наше дыхание чарами невиданного утонченного коварства: они несут миру не вздох, они несут миру Империю, экстатическую империю, поля которой кишат охотниками за смыслом, ухищренными стрелками, метателями мудрых камней…

Когда-то люди длинной воли были крохотным меньшинством. Сегодня их вовсе нет, от них осталось шипение: так солнце опускается в море, так змея говорит жабе «добрый вечер, подруга!», а нож проникает в распластанный невинный зрачок. Их больше нет, и не осталось даже свидетелей, способных подтвердить, что когда-то они были.

Лишь водоросли древнего дна медленно шевелятся: они помнят и не такое, а может быть не помнят ничего.

Люди длинной воли – это они создали мир, потом устали, опустили бледные цепкие ладони и удалились в ночь. Это они создали человечество, чтобы волна смыла его как песочную башенку.

Птицы смеялись глядя нам вслед, громко и пронзительно.

Ох, уж эти птицы…

Александр Дугин.