ВАЛЕНТИНА БЕЛЯЕВА: "МОНУМЕНТЫ"

Серия из двенадцати постановочных фотографий "Монументы" создана в 2000 году в Париже Глебом Косоруковым в соавторстве с Андреем Молодкиным, который не только сформулировал идею проекта, но и стал единственным действующим лицом в кадре. Серию составляют триптихи-мечты о скульптурах Новоновосибирская, города-фантома, который выдуман Алексеем Беляевым-Гинтовтом и Андреем Молодкиным.

Глеб Косоруков - молодой московский художник, работает в сфере модной фотографии. Он сотрудничает с "L'officiel" и англо-французским журналом "Spoon",показывал свои работы на "Артманеже' 99" и на "Фотобиеннале 2000", впервые представлен в Русском музее.

Если рассмотреть частный случай утверждения, что история повторяется дважды, сначала в виде трагедии, затем в виде фарса, то проект молодых художников показывает, как драматичная, многочастная история ленинского плана монументальной пропаганды может обернуться эффектным шоу, модным дефиле. Патриархи советской скульптуры и отцы-основатели конструктивистской фотографии могли бы улыбнуться, глядя на то, во что превратили их идеи талантливые потомки. Действительно, юноша, размахнувшийся для метания снаряда, или юноша, разрывающий на себе цепи - мотивы, известные с античности, активно использовавшиеся и в советской скульптуре, но, пожалуй, впервые в образе будущего памятника выступил один из авторов, в качестве снаряда выбраны вилы, а цепи стали вполне элегантным аксессуаром в руках юноши. Эти атрибуты не так однозначны, как серп и молот, но не менее убедительны. Брутальность и мускулинность модели выгодно подчеркнуты динамичными композиционными решениями, активной светотеневой фактурой. Строгая черно-белая гамма серебряного отпечатка тонко стилизована в духе А. Родченко. Размер фотографии, увеличенный до максимально возможного, выдает желание современного автора быть замеченным.

Серия вполне самодостаточна, показанная в рамках проекта, она акцентирует значение идеи о силе воздействия положительного образа героя на сознание и наполняет вполне абстрактную классическую графику проекта живыми эмоциями. Художники стремятся быть идеологически внятными. Формируя новую национальную идею, они проповедуют старые как мир истины об убедительности молодости, красоты и здоровья. Их монументы воплощают энергию и волю, активное мужское начало, только композиционные и смысловые ловушки убеждают в том, что авторы не лишены самоиронии.

Все придуманные города в России почему-то создаются по образу и подобию греческого полиса, а мечтам авторов комфортнее всего в античной оболочке. Так в Петербурге, самом "умышленном" из всех российских городов, появился Летний сад, наполненный античными божествами, для просвещения соотечественников. А затем главные магистрали города, проспект и река, были скульптурно осмыслены не только как союз воды и земли, но и как иллюстрация к основному идеологическому постулату империи. В советском Узбекистане был построен город Навои, где система фонтанов, стилеобразующая доминанта города, это еще и скульптурная композиция на тему любви Фархада и Ширин. И сегодня в центре мусульманского мира стоит герой национального эпоса, выполненный в духе античной традиции. Да, история повторяется, и она ничему не учит.

Валентина Беляева,
Отдел новейших течений Государственного Русского Музея