ГАЗЕТА ЛИМОНКА: "НОВО-NOVO-СИБИРСК"

Осенью 1999 г., когда в Москве рушились коробки взорванных многоэтажэк, два художника и один фотограф создали столицу будущей Империи. "Мы предлагаем перенести столицу России в геометрический центр Евро-Азиатского континента, в бескрайних северных просторах построить город Новоновосибирск:" Алексей Беляев-Гинтовт, Андрей Молодкин и Глеб Косоруков, создатели Большого Стиля метрополии новой империи.
Где-то там, у слияния Енисея и Подкаменной Тунгуски (см. лекцию Эд.Лимонова "Тунгусский метеорит и семя человеческое") перекинут мост Ивана Грозного через канал Чингис-Хана, и сквозь триумфальную арку Сердце Пророка ведёт проспект Конфуция прямо в центр Столицы - к министерству Зерна, министерству Образования и министерству Космоса.

В новой столице нет зданий, памятников или технических сооружений - всё слито воедино. И гигантская статуя Аполлона, что у аэропорта Бен Ладен - это стартовый комплекс межконтинентальных баллистических ракет с разделяющимися ядерными боеголовками. Центр управления полётами министерства Космоса - железная шапка Мономаха по форме короны московских царей. Пятисотметровый титановый Чёрный лебедь у космопорта имени Бердяева - стартовый комплекс для космических челноков.

По бескрайней заснеженной равнине, из которой вырастает золотой пшеничный колос (небоскрёб министерства Зерна), подле обутых в античные сандалии и сибирский снег стоп Аполлона пасутся стада или даже стаи оленей, маленьких как муравьи с высоты столичных колоссов. Нету, нет в этом городе ни особняков, ни офисов, ни многоквартирных бараков. Только оленьи стаи и космическая техника, отлитая в дивную форму античных скульптур, минаретов и русских сказок.

Новоновосибирск - город героев, богов, учёных и воинов. Там нет места чиновникам, клеркам, бомжам и обывателям. В этом городе один банк - генетический банк Олимп. И бульвар Энтузиастов ведёт к голографическому театру Валгалла. Энтузиасты. Впервые улица с таким названием - проспект Энтузиастов - появилась в Москве 20-х гг. XX века. Это бывший Владимирский тракт, по которому звенели кандалами зеки царских времён, подальше от барской Москвы, ближе к каторге. Энтузиастами на сленге революционеров называли тех, кто брал на себя всю вину, отмазывая товарищей, тех кто уходил по Владимирскому тракту в кандалах, оставляя друзей на воле продолжать общее дело. Уходил туда, в Акатуй и Горный Зерентуй. Ближе к грядущему Новоновосибирску.

От Лесосибирска, где сейчас обрывается ж/д путь, пойдёт на Север железнодорожная трасса по берегу Енисея, 1000 км через Ново-ново-сибирск до Туруханска, где перед 1917 годом отбывал ссылку товарищ Сталин. А дальше проложат шпалы за северный полярный круг до Дудинки, чтоб из Европы, столыпинским вагоном без пересадки, прямо к гранитной набережной южного берега Северного Ледовитого океана. Проекты Новоновосибирска выполнены на многометровых холстах шариковой ручкой ("наиболее демократическим инструментом, доступным всем - от школьника до президента").

Одна из выставок проходила в Париже, в церкви госпиталя Саль-Петриер, где откинулась пару лет назад принцесса Диана (жена принца Чарльза, т.е. человека, которого в Риге побила гвоздиками валькирия НБП Алина Лебедева). В церкви выставки проходят регулярно, в правилах проведения лишь одно ограничение: "Чтобы выставляемые работы не вызывали раздражения и беспокойства у больных, их родственников и посетителей". Как говаривал граф Хортица: "Мы будем Вас нэмножко бэспокоить:"

Редактор одного из московских глянцевых изданий, восхищённый графикой Новоновосибирска, обеспокоено спросил художников: "А строить-то это будут вольные?". "Вольняшки! Вольняшки!" - утешил его беспокойство Алексей Беляев. Г-н редактор успокоился. Зря. Плохо он читал Солженицына: в ГУЛАГе так называли расконвоированных зеков.

Из центра Евразии мы будем Вас немножко беспокоить.

Вий