Алексей Беляев-Гинтовт [Почва]

в Якут галерее. Двухметровые полотна, основа - сусальное золото, офсетная краска нанесена рукой по трафарету. Думаете, сусальные картинки родной природы, поляны-пригорки, то березка, то рябина, куст ракиты над рекой? К березкам лучше не приглядываться: заметите, что узор на коре образован черепами (черно-белая серия из более ранних).

Тема Гинтовта - не почва, а пахота, причем пахота по-советски: боевые порядки гусеничных тракторов с тяжелыми боронами ведут битву за урожай. Это не просто помощь эрозии, а борьба с враждебной стихией, подобие танковой атаки. Присмотревшись, на горизонте можно действительно заметить одинокий танк, идущий наперерез тракторному батальону. Танк снабжен минным тралом, это такой многотонный каток вроде асфальтового. Славно заколосятся колхозные озимые после подобной сельхозобработки!

Поля Гинтовта напоминают пограничную контрольно-следовую полосу, только ширина этой границы бесконечна, ровные безжизненные грядки уходят за горизонт. Шеренги солдат на Красной площади тоже уподоблены пашне, стальные шлемы 30-х годов как комья чернозема. "Уходят вдаль людских голов бугры..." Лица таким не нужны, из портретов - Путин-ярое око с рамзанчегом предстоящим и еще один космический профиль, что-то вроде Циолковского.

С почвой Гинтовт расправляется самыми разнообразными способами. Как сделать, чтобы враждебная стихия не плодоносила, не порождала бы страшных рощиц с черепами? На утрамбованной танками почве можно воздвигнуть монументальные павильоны евразийской ВДНХ: мавзолей, парфенон (какой-то бранденбургский), египетскую пирамиду, массивную пагоду, смахивающий на имперскую канцелярию Гур-Эмир.

"Чтобы из земли не лез, на тебе поставлю крест", как поется в известной песенке группы Агата Кристи. Крест, господствующий над обширным кладбищем - не какой-нибудь старушечий, сваренный из ножек железной кровати. Это мощный супрематический крест, крест Малевича.

Художник любуется трамбующими (молот) и колюще-режущими предметами. Это серп мухинской колхозницы - орудие подсечно-огневого земледелия, игольчатые и дисковые (похожие на сюрикены) бороны.

О, мать - революция! Не легка
Трехгранная откровенность штыка, -
Он вздыбился из гущины кровей,
Матерый желудочный быт земли
Трави его трактором! Песней бей!
Лопатой взнуздай, киркой проколи.
Он вздыбился над головой твоей -
Прими на рогатину и повали


Да уж, земля у Гинтовта, как и у Багрицкого - не матушка. И лучи звезд у него трехгранно-откровенны, как штыки. Хороши еще мясные звезды, кровь с молоком (из другой серии), мясистее только станция Маяковская спб метро.

Красный и черный у Гинтовта любят меняться привычными местами. Вот красная пашня, с церковкой сбоку и всеми сопутствующими библейскими красноземельными аллюзиями. А вот Черная площадь: несколько непривычный ракурс, точка зрения смещена так, чтобы в поле видимости оказалась Константино-Еленинская башня (попросту, Пыточная).

Гинтовт великолепен. Теперь даже не могу решить, что мне больше нравится

donor_darom