РУССКАЯ МЫСЛЬ: "ДЕВУШКА, ГОЛУБЬ, ПЕЙЗАЖ и АПОЛЛОН"

Девушка — это Илона Орёл, которая вполне могла бы претендовать на статус фотомодели. Но она владелица галереи, притом виртуальной. В ней Илона разрабатывает понравившийся ей проект и потом уже решает, в какое пространство вписать его наиболее органично.

Новая выставка молодых московских художников Андрея Молодкина, Глеба Косорукова и Алексея Гинтовта, по замыслу галерейщицы, должна была открыться в Париже, в помещении, рассчитанном на их монументальные работы (некоторые достигают четырехметровой высоты). Сказано — сделано. Часовня Святого Людовика больницы Сальпетриер (2 тыс. кв. метров, одна из самых больших выставочных площадок столицы) — это то, что надо. Говорят, такие же хрупкие русские девушки теперь открывают в Лондоне реальные художественные галереи.

Новая экспозиция «Полюс» уже второй раз объединяет трех молодых людей, успешно работающих и поодиночке. Первым был социально-утопический проект «Новоновосибирск», основная идея которого состояла в том, чтобы придать сибирскому городу как географическому центру России статус столицы. Отдельные фрагменты «Полюса» уже демонстрировались на последнем «Пари-Фото» в Лувре и весной этого года на московской фотобиеннале в Манеже. В часовне Святого Людовика он впервые представлен полностью.

Андрей Молодкин — хороший рисовальщик, скульптор, автор инсталляций. Обыкновенной шариковой ручкой он создает гигантские полотна, работая на сдвинутых столах. Как говорится, не было бы счастья: во время службы в армии в распоряжении солдата были лишь дешевенькие ручки для писем домой. Его сине-фиолетовый Аполлон, дважды старательно воспроизведенный на одном листе, звучит авторским протестом против печатных повторов и штамповок поп-арта.

Фотоработы, представленные в залах, — результат совместных исканий. Глеб Косоруков — первоклассный фотограф, художественные решения принадлежат Андрею, он же непременный участник действа, происходящего в кадре. Выхваченные объективом части обнаженного мужского торса, мускулистой спины, крепкие руки, держащие книгу, принадлежат собственной персоне художника Молодкина. Он же — на снимках-вариациях на тему «Голубь и человек». В зависимости от того, как руки Андрея держат голубя, он изображает крыльями букву V (словно обещая победу) или распахивает их в форме креста.

Еще одна серия фотографий. «Какие прекрасные ню: живые, теплые, нежные. Не сравнить с девицами с глянцевых обложек» — напрашивается комплимент. «Это элементы скульптуры отечественных мастеров из Русского музея Санкт-Петербурга, — говорят в ответ. — Но их действительно принимают за настоящих».

Третий участник выставки, Алексей Гинтовт, рисует ладонями, и результаты его труда надо видеть. Иначе трудно объяснить, как, окуная ладони в краску и прикладывая их потом к листу бумаги, добивается Алексей чрезвычайной выразительности грозного орлиного взгляда. Как отпечатанными на белом ватмане линиями руки передает он движение воздуха и бег облаков. Как? «Руками, — поясняют мне, — художник все делает руками».

Молодые люди заняты поиском нового языка в новой России, и средства, которые они при этом используют, — лишь подручный материал. Тематика их произведений опирается на немногие базовые понятия: книга, природа, птица, человеческое тело. «Мы наполовину азиатская страна, непохожая на западный мир. Тогда почему же объясняемся на американском жаргоне? Пусть наше искусство будет брутальным и необычным. Тем интереснее это "другое" будет той же Европе».

К «Полюсу», как и к предыдущему проекту трех, композитор Дмитрий Шостакович-младший написал музыку (выпущены компакт-диски).

После Парижа жизнь экспозиции продолжится в кулуарах российской Государственной Думы, а затем в Запретном городе в Пекине.

Елена Якунина,
"Русская Мысль", Париж