ТЕЛОБЕЗОРГАНОВ: ВЧЕРА

Был на выставке Беляев-Гинтовта, искусство которого можно классифицировать как героический поп, бравый как паранойя, вновь инсталлирующий неполифоническую репрезентацию собственно говоря и нечто такого, что находится вне имения искусства (в формальном смысле слова) - поп in the face of the Void (which [the Void] to me feels like the final solution), в поисках интенсивностей и, следовательно, жертв, рискуя при этом (подобно Эдварду Лимонову) и самим собою: там где у Энди Ворхола фигурирует консервированный томатный суп, у Беляев-Гинтовта выступает на передний план консервативный философ А. Дугин (внешне, кстати, не такой уж и неаппетитный - исходя из грандиозности его идей и теоретических претензий, я почему-то представлял его себе карликом. заблуждался. Dugin is a real stud!). Иными словами, очень русский поп, традиционный - с душой, со смыслом, с миссией... Жан-Франсуа (по необъявленной пока кличке «Рабле») обнаружил в латинских транскрипциях личных имён почти столько же ошибок, сколько весело на стенах позолоченных портретов «людей длинной воли» - тем самым окончательно разоблачив в себе шпиона французских разведовательных служб. Под коэрцивным шаманистическим влиянием традиционализма и моя воля слегка растянулась и я столь же твёрдо, как и ловко, возражал ему: «может быть и не правильно, но так надо

ТелоБезОрганов