АНДРЕЙ КОВАЛЕВ: "ЗВЕЗДА ВО ЛБУ"

У каждого организма, как известно, есть правая часть, есть левая. Правые половины склоняют целое к устойчивости и равновесию. А левые - напротив, к движению и революциям. Но у нас крыша стабильно едет куда-то не туда, "левые" требуют немедленного революционного возврата к старым временам, когда все было хорошо. А "правые" хотят, в сущности, того же. Но консервативно настаивают на сохранении статус-кво. Срочно всех к психоаналитику. Или травматологу. Хотя было бы интересно, если бы пылкие контрреволюционерки Татьяна Толстая и Авдотья Смирнова пригласили на свое ток-шоу пламенного певца революционного консерватизма Александра Дугина. Только, боюсь, разговора не получится, реактивным парашизофреникам не о чем будет говорить с активистом шизопараноиком. Кроме того, доблестные защитницы бастионов либерализма, кажется, не читали "Анти-Эдипа" Жиля Делеза, где сказано, что власть параноидальна, а революционность шизофренична - и жить друг без друга они уж не могут. А Дугин Делеза, несомненно, читал, даже публиковал переводы французского левака в своих ультраконсервативных "Элементах". Это понятно - согласно тому же Делезу, если шизофреник в состоянии осознать свое безумие, то параноику такая операция недоступна.

Я понимаю, что тысячу раз прав Славой Жижек, который считает, что шизоанализ, боевое оружие авангарда революций 1968 года, давно устарел и посткапитализм уже не является эдипальным обществом. Хотя у нас-то капитализм все еще страдает юношескими прыщами и ювенильными перверсиями, а посему дорогие моему сердцу россияне очень даже эдипальные создания. Но больше всего меня интересуют реакции на разорванное подсознание в среде свершившихся шизофреников, то есть художников. Причина простая - Делеза с Джеймисоном весь прошлый век печатали и обсуждали в "Художественном журнале", а пассажи Славоя Жижека о прелестях ленинизма ХЖ публиковал задолго то того, как то же самое стал делать окончательно оправолевевший Александр Иванов в своем Ad Marginem.

Но левая часть художественного мозга нации во главе с тов. Осмоловским ушла в кусты и пропагандирует теперь чистый буддизм, то есть нонспектакулярное искусство. Штука, конечно, до крайности забавная - заключается она, по словам Осмоловского, в "уходе как от репрезентации фашизоидного типа деятельности, так и от прямой критики" и выражается в мелком терроризме в трещинах системы визуального подавления. В итоге на художественной сцене фигурирует распухшая правая составляющая, материализующаяся в самых разных обличьях.

Начнем с того, что я только что стал кавалером ордена Нового Правительства. НП - проект очень милого художника Гоши Острецова. Идея такова - Землю захватили инопланетяне, и теперь именно они и устанавливают у нас истинный порядок, борются с коррупцией, наркоманией и транснациональными корпорациями. Для меня, потомственного криптоанархиста, получить орден от НП - это высокая честь. Тем более что мой любимый деятель неорусского барокко Проханов тоже возведен в кавалеры сего ордена - правда заочно.

Прочие новости того же свойства. Всегда оптимистичный московский митек Константин Батынков вдруг впадает в ностальгию по величию утраченной империи. А "Крокин-галерея", в которой был показан его проект, делает какой-то странный вираж на крайне правую полосу художественного хайвея, выставив перед Батынковым певца спецназа Андрея Сибирского из студии им. М.Б.Грекова. Столь веселой шутки, которую провернул Иванов с Прохановым, у Крокина не получилось. Певец Генштаба, тот громоздит вулканы трэша на идеологические Этны, а сотрудник Минобороны и ученик Глазунова даже и рисовать толком не умеет. Попадание в молоко - согласно устаревшему Делезу, бессознательное в параноидальном (то есть реакционном варианте) должно порождать тотальности и репрезентации, в то время как работающая с ними на лапу революционная шизофрения утверждает все больше раздробленные множественности.

Однако запасной полк уже выдвигается на наше поле: снова открылась "Якут-галерея", бывшая некогда столпом того, что Осмоловский именует фашизоидной репрезентацией. Открылась она выставкой Алексея Беляева-Гинтовта "Звезда". Беляев имеет серьезную наклонность пугать отечественную и международную публику своими экзерсисами в духе Лени Рифеншталь. С фотографом Глебом Косоруковым и художником Андреем Молодкиным он разработал проект переноса российской столицы в Новоновосибирск. Получилась очень хорошо разработанная, холодная и страшноватая утопия, воплощающая мечтания помянутого Дугина об абсолютном искусстве и идеальном Государстве. Тем, кто не есть Uebermensch, то есть не герой, не ученый и не воин, тому закрыт вход в это платоническое поселение, расположенное в центре Евразии, поближе к Северному полюсу, прародине истинной расы. Алексей Беляев свою эстетическую концепцию выразил предельно ясно в интервью газете "Завтра": "Это аристократическое антибуржуазное явление, в котором можно найти сегодня боевые наступательные свойства. Не умиротворенный конформизм, а атакующий героический военный стиль".

Звучит очень красиво, и декларация нового божественного стиля очень похожа на манифесты покойного Тимура Новикова. Но у Беляева все как-то по-московски прямолинейно, в отличие от петербургского лукавства Тимура Великолепного. Интересная деталь - "Новоновосибирск" показывали прогрессивному человечеству в общественных заведениях; для частного пространства, то есть "Якут-галереи", Беляев изготовил несколько более смазанный в идеологическом плане, но зато предельно эстетизированный проект. Пять красных кремлевских звезд в разных проекциях, помещенные в шикарное дизайнерское пространство, выглядят предельно монументально и даже декоративно. По части монументализма и мастерства исполнения гиперимпериалист Беляев далеко переплюнул наших бытовых государственников вроде Церетели, Глазунова и прочих. Фактура госдискурса у нас моментально обрастает какими-то удивительными геморроидальными шишками и полипами.

Возведенная Беляевым декорация, как можно догадаться из очень филозопического пресс-релиза, предназначена исключительно для культурных медитаций. Вавилон, Пятикнижие, масоны, Советская империя - все это выразительно отпечатано пятерней художника-воина (как Беляев-Гинтовт любит себя представлять). По стенам развешаны цитаты из гетевского Фауста, который спрашивает Мефистофеля: "Ты испугался пентаграммы?" А в более глубоком слое видны обращения к Земле и Крови, к Нации и Государству. И прочим высоким ницшеанским субстанциям и понятиям. Сказать прямо, что все это интеллектуальный фашизм, еще ни у кого язык не повернулся. А зря - параноидальная шизофрения порождает самые роскошные постмодернистские хэппенинги, игру в катастрофу до смертного исхода.

Техника для этого нового декларативного монументализма выбрана несколько парадоксальная - "ручная печать", то есть отпечатки руки художника, дактилоскопия вместо авторской подписи на холсте. Кремлевские пентаграммы, изображенные таким экзотическим способом, превращаются в симулякр на тему эссе Бодрийяра "Жесты и подпись" (там речь идет как раз о том, что в современном искусстве одна только подпись и является подлинным объектом искусства). Отпечаток руки художника и позволяет легко внедрить эту красивую и опасную идеологическую манифестацию в сферу товарного фетишизма. Вовсе не случайно Александр Якут последние годы работал в сфере дизайна, оформлял дорогие точки общепита: все в его новой галерее имеет гипертрофированно товарный вид. Поэтому никто и не вспоминает о том, какая опасная штука искусство. Особенно если художник обращается к сильным дискурсам. Но только опасное и красиво. Хотя верно и противоположное: красивое - опасно.

Андрей Ковалев,
"Русский Журнал".